Анализаторы стресса по голосу

Обновлено: 18 авг.

Что надо знать о так называемых "анализаторах стресса в голосе"

В последние 35 лет с завидной постоянностью на рынке услуг по детекции лжи под разными названиями, но всегда с ореолом "научности" и таинственности появляются приборы, позиционирующие сами себя как "анализаторы стресса в голосе". Сотрудники служб безопасности, коммерсанты разного уровня, да и просто обыватели, не имея достаточной профессиональной подготовки для того, чтобы оценить истинную суть этих устройств, под воздействием рекламы активно покупают их, чтобы потом убедиться в их полной бесполезности и неспособности решать интересующие задачи. В данном разделе сайта размещена статья из американского профессионального журнала Polygraph под названием "Детекция Лжи", в которой, в том числе, говорится о полной неэффективности анализаторов голоса. Однако, учитывая важность вопроса, мы решили чуть шире раскрыть данную проблему.


Прежде всего, чтобы лучше понять, что это за приборы, сделаем небольшой экскурс с комментариями в историю его создания. Начнем с того, что в 1970 г. два американца - полковник в отставке Чарльз МакКвистон (Charles R. McQuiston), бывший армейский оператор полиграфа, и Аллан Белл (Allan D. Bell), бывший сотрудник армейской разведки, организовали в штате Вирджиния фирму "Dektor Counterintelligence and Security, Inc.", которая начала выпускать анализаторы психологического стресса PSE (Psychological Stress Evaluator) и обучать в течение 5 дней операторов для работы на них. В 1972 г. они подали заявку и 20 июля 1976 г. получили патент (№ 3,971,034) на свой прибор. Несколько позднее некто Фред Фуллер разработал аналогичный прибор, который получил название анализатора стресса в голосе VSE (Voice Stress Evaluator). Он, якобы, был основан на том же самом психофизиологическом принципе, что и PSE. Утверждалось, что эти и подобные им приборы (Mark-II, ESM, Hagoth и др.) в отличие от полиграфа способны устанавливать неискренность без подключения к телу человека датчиков, а путем измерения изменений в голосе, обусловленных стрессом, который сопровождает ложные высказывания. В ходе процедуры проверки, напоминающей испытание на полиграфе, в том смысле, что проверяемому задаются нейтральные, проверочные и контрольные вопросы, производится звукозапись его ответов. По утверждению авторов такой опрос, якобы, можно было проводить даже по телефону. Например, работник кадрового аппарата мог задать кандидату на работу ряд заранее подготовленных вопросов, а потом проанализировать звукозапись ответов на них и получить сведения о степени искренности кандидата..


Хотя еще МакКвистон и Белл утверждали, что предложенная ими процедура вряд ли будет надежной, если в ней не будет использоваться формат метода с контрольными вопросами, многие производители и тем более потребители подобных анализаторов голоса использовали их без учета данного требования. Если бы за прошедшие 35 лет были действительно получены неопровержимые доказательства того, что данный метод обладает декларируемой высокой точностью и надежностью, то он несомненно уже давно стал бы эффективным диагностическим средством в самых различных областях человеческих отношений, включая бизнес и международные переговоры. Однако таких убедительных доказательств так и не появилось.


Суть работы анализаторов стресса в голосе объяснялась следующим образом. В процессе анализа звукозаписей речевых высказываний с помощью прибора якобы выделяются не воспринимаемые на слух акустические характеристики голоса, обусловленные стрессом. В частности, производители PSE утверждали, что этот прибор измеряет низкочастотную (около 10 ГЦ) модуляцию частоты основного тона голоса, обусловленную тремором мышц. Действительно, английским физиологом Липпольдом в свое время было показано, что в состоянии полного расслабления и покоя скелетные мышцы испытывают миографический тремор (микровибрацию) с частотой около 10 сокращений в секунду. В состоянии психофизиологического возбуждения этот тремор ослабевает или исчезает совсем. Суть теории, лежащей в основе приборов типа PSE, заключается в том, что мышцы горла, глотки и дыхательная мускулатура также (должны быть) подвержены этому тремору, который модулирует (накладывается на) речевой сигнал. Причем голос человека в спокойном состоянии будет характеризоваться максимальной представленностью этого частотного компонента, а при стрессе его выраженность будет минимальной. Однако, в прямых миографических экспериментах это явление в указанных мышцах обнаружено не было, так же как не было убедительно технически доказано, что PSE, VSE и им подобные устройства действительно измеряют степень низкочастотной модуляции речевого сигнала.


В своем рекламном обзоре практического использования анализаторов голоса PSE МакКвистон указывал, что в более чем 10000 случаев его применения не было допущено ни одной ошибки, а в 5574 случаях совместного использования PSE и полиграфа наблюдалось 99,85%-ое совпадение заключений. Очевидно, что подобные декларативные заявления не имеют никакой практической ценности, так как валидность и эффективность любого диагностического метода или прибора должна оцениваться с соблюдением необходимых требований научной методологии. К тому же в двух приведенных выше цифрах уже заложено серьезное противоречие, указывающее на небрежное и поверхностное отношение автора к проблеме точности и надежности своего детища. Если точность PSE действительно совпадает с точностью полиграфа (на 99,85%), а точность последнего, как известно, где-то около 90% (по крайней мере, заведомо не 100%), то непонятно, каким же образом в 10000 случаев не было получено ни одного ошибочного заключения тогда, когда их должно было быть около 1000.


Но это все рассуждения. А вот каковы результаты независимой оценки точности этих приборов. Еще в 1974 году в ходе специальных слушаний в конгрессе США по вопросу использования полиграфа и аналогичных устройств федеральными ведомствами были представлены многочисленные данные о низкой надежности анализаторов PSE [J. Kubis, Polygraph, 1974, 3, 1-47; G. Barland, J.Acoust.Soc.Amer., 1974, 55, 423] и было принято законодательное решение, запрещающее их использование в государственных учреждениях. Исследования эффективности анализаторов голоса, проведенные в армии США, показали, что с их помощью правильные результаты получаются только в 1/3 случаев, то есть диагностика осуществляется на уровне ниже, чем случайное угадывание [G. Barland, Polygraph, 1978, 63, 338-344] (Кстати, G. Barland был первым директором нынешнего Института Полиграфа МО США). Аналогичный вывод о низкой эффективности приборов PSE и VSE в выявлении искренности или неискренности был получен и в Агентстве Национальной Безопасности, которое, однако, порекомендовало попробовать их возможности в других областях, где возникает необходимость дистанционной оценки состояния стресса. В 1978 году во время очередных слушаний в Конгрессе США были представлены новые результаты исследований анализаторов голоса, проведенные Бреннером и Брэкскомбом в университете штата Орегон и в Массачусетском технологическом институте, соответственно [M.Brenner, H.Branscomb, G.Schwartz, Psychophysiology, 1979, 16, 351-357]. По полученным ими данным анализатор типа PSE действительно может выявлять состояние стресса по изменению определенных акустических характеристик речевого сигнала, однако эти приборы характеризуются серьезными техническими недостатками, приводящими к низкой воспроизводимости (надежности) получаемых с их помощью результатов. В частности, их показания сильно зависят от качества звукозаписи и произвольного изменения своего голоса диктором.


Ф.Ховарт, известный в США специалист в области полиграфа, провел сравнительное исследование эффективности анализатора PSE и электрокожной (КГР) реакции в условиях лабораторного теста, в ходе которого выявлялось скрываемое проверяемым число. Точность диагностики с помощью PSE составила всего 38%, что было даже ниже уровня случайного угадывания (равного примерно 50%), тогда как точность выявления скрываемой цифры на основе электрокожной реакции была 92% [F.Horvath, Journal of Applied Psychology, 1978, 63, 338-344 и 1979, 64, 323-330]. Последующие исследования Дж. Кубиса также показали, что наибольшей эффективностью в выявлении лжи обладает контактный полиграф, затем следует анализ признаков невербального поведения, а анализаторы голоса дают наихудшие результаты. В контролируемом эксперименте они практически не были способны различать лиц, совершивших кражу, ее свидетелей и совершенно непричастных к ней лиц. Японский специалист в области полиграфа Сузуки провел акустический анализ частоты основного тона, интенсивности и временнЫх характеристик 75 ответов на релевантные вопросы в ходе реальных уголовных расследований. Ни один из параметров не дал точности диагностики выше, чем уровень случайного угадывания, из чего был сделан вывод о ненадежности и бесполезности анализаторов голоса в проверочных мероприятиях.


Такова история, которая, к сожалению, мало чему научила настоящее. Судя по всему, эти приборы еще долго будут кормить тех, кто их производит и ими торгует. Примечательно в этом плане высказывание руководителя фирмы, выпускавшей анализатор голоса Hagoth. На вопрос корреспондента одной американской газеты – "Так работает все-таки ваш прибор или нет?" он ответил – "Конечно! Если не верите, посмотрите на мой счет в банке". После таких циничных заявлений, становится понятным что все анализаторы голоса, в каких бы видах и упаковках они не выпускались, оказываются сродни таким мошенническим брэндам, как Гербалайф, Кремлевская таблетка или Циркониевый браслет. Бороться с заблуждением потребителей путем обращения к их разуму невозможно – каждый хочет сначала потратить деньги, а уж потом убедиться в обмане производителей и продавцов на самом себе. Это их право.


Если же обратиться к компьютерным анализаторам стресса в голосе (Computer Voice Stress Analyzers – CVSA), которые в последнее время все больше наводняют низко требовательный российский рынок, и, не вдаваясь в существо этих приборов, уже описанное выше, посмотреть хотя бы прилагаемые к ним инструкции, то сразу поражает низкое качество их содержания. Важные психофизиологические представления изложены примитивно, на уровне домашней хозяйки и, в значительной мере, просто неправильны. Содержательные ошибки можно встретить в каждом абзаце. Материал эклектичен, все мешается в одну кучу. Предлагаемые методики применения прибора представляют собой грубый, с плохим переводом и искажениями перенос типичной процедуры обследования с использованием контактного полиграфа даже без попыток ее адаптации к условиям "бесконтактности" (чего только стоит одна фраза "…ступни ног должны плоско стоять на полу" (?), встречающаяся в одной из таких инструкций).


Несмотря на огромные по объему тексты инструкций по применению анализаторов голоса в них практически нет информации о том, какие же психофизиологические явления и закономерности положены в основу действия этих приборов помимо того, что почти дословно повторяются высказывания самых первых разработчиков, приведенные выше. А ведь эта информация исключительно важна, для того, чтобы понимать, какие методические требования, условия и почему нужно соблюдать, для того, чтобы получать максимально валидные результаты и контролировать их качество. К сожалению, этого нет. Совершенно неубедительно также выглядят попытки введения сегодняшними авторами собственных определений психологических и психофизиологических понятий и их классификации. Зато вместо нормального изложения содержательной части метода огромное внимание (львиная доля текстов) уделено мелким и второстепенным деталям работы с программным обеспечением, которые и без того очевидны любому современному человеку, знакомому с компьютером. Это известный прием, который используется для того, чтобы усилить видимость научности и сложности проблемы, решаемой с помощью компьютерных технологий.


И, наконец, последнее. Поскольку приводимый здесь матриал расположен на странице сайта, предназначенной для специалистов, ее посетителям, большинство из которых является российскими полиграфологами, необходимо знать, как относятся к рассмтариваемой проблеме не отдельные авторы, а наиболее уважаемые в мире и компетентные профессиональные организации в области детекции лжи. Без колебаний мы можем назвать две из них – это Американская Ассоциация Полиграфа (АРА) и Институт полиграфа Минобороны США, позиция которого формирует принципы использования полиграфа и других средств детекции лжи во всех федеральных ведомствах США. Так вот, обе эти уважаемые организации совершенно однозначно и без каких либо "если", на основании всех проведенных исследований, признают все без исключения анализаторы стресса по голосу, включая самый последний вариант CVSA, не эффективными и не допустимыми для практического использования из-за своей низкой точности и надежности. Руководство этих организаций обращается с просьбой к специалистам в области детекции лжи во всем мире, используя свои профессиональные знания, разъяснять псевдонаучную сущность этих анализаторов и всеми силами противодействовать подмене сложной психофизиологической процедуры выявления лжи использованием подобных "игрушек", совершенно для этих целей не пригодных.


Авторы настоящей статьи полностью разделяют данную позицию Американской Ассоциации Полиграфа и Института полиграфа МО США. Собственно, это и послужило причиной появления настоящей статьи на сайте Центра Детекции Лжи (СПб).


А. Б. Пеленицын

А. А. Степанов

5 просмотров0 комментариев