Тревожность как психологический предиктор интенсивности неслучайных психофизиологических реакций

Обновлено: 16 янв.

Исследования связи КГР с эмоциональными состояниями имеют давнюю традицию и начались сразу после открытия У. Фере (1888) и И.Р. Тархановым (1890) электрической активности кожи. На современном этапе установлен ряд характеристик КГР, имеющих надежные корреляции с особенностями тревожно-стрессовых состояний, выявляемых с помощью других независимых субъективных и объективных показателей.

В конце 20 века под руководством Г.Г. Аракелова проведено ряд развернутых исследований связи тревожно-стрессовых состояний и КГР. В исследованиях было выявлено, что фоновые фазические колебания КГР, их интегративные показатели – количество колебаний в единицу времени, амплитуда колебаний и площадь под кривыми колебаний – отражают уровень стрессовой тревожности и являются её количественными, более тонкими объективными индикаторами (Аракелов, Лысенко, Шотт, 1996)[1].

Поэтому задача нашего исследования более прикладная и заключается в конкретизации найденных взаимосвязей в контексте задачи выявления скрываемой информации. Для этого, мы, во-первых, изучали влияния личностной тревожности на процесс распознавания скрываемой информации в ходе ПФИ; во-вторых, анализировали связи между интенсивностью фазической КГР и уровнем тревожности; в-третьих, оценивали динамику ситуативной тревоги в зависимости от внутренних установок обследуемого на искренность в ответах.

В исследовании были использованы следующие экспериментальные методы:

- Тест на исследование тревожности Ч.Д. Спилбергера – Ю.Л. Ханина;

- Личностная шкала проявления тревоги Дж. Тейлора - Т.А. Немчинов;

- Методика выявления скрываемой информации («Тест пика напряжения»).

Психофизиологические исследования на выявление скрываемой информации на полиграфе проводились в рамках кадровых проверок. Формирование независимой переменной в форме ложного и правдивого ответов на вопросы осуществлялось следующим образом: Обследуемому лицу предъявлялся стандартизированный стимульно-адаптационный тест «Имена», когда по просьбе полиграфолога проверяемому задавался один и тот же вопрос: «Вас зовут…?» и предлагался список имен, среди которых было также имя самого обследуемого, и он на все варианты ответа говорил «нет». Ответ на собственное имя предполагается лживым, а остальные – правдивыми.

Тестирование на полиграфе проводилось с использованием компьютерного полиграфа модели «Диана-04». При этом отслеживалась динамика психофизиологических реакций обследуемого в ответ на предъявляемые (вопросы) стимулы за счет перевода физиологических показателей активности дыхательной, сердечно-сосудистой системы, электрической активности кожи и др. в электрические сигналы, отображаемые в виде графиков, в совокупности образующих полиграмму.

Для статистической обработки полученной информации считали линейную параметрическую (Пирсона) и ранговую непараметрическую (Спирмена) корреляции, а также коэффициент сдвига вероятностного распределения.

Исследование проходило в одинаковых условиях, как правило, в первой половине дня, в шумо- и звукоизолированных помещениях.

В качестве испытуемых выступили сотрудники подразделений группы компаний «Северсталь» (50 человек), из которых 42 человека были сотрудниками компании, а 8 человек проверялись в рамках стандартного скрининга при приеме на работу. Работающие сотрудники поделились поровну: 21 человек проходили тестирование в первый раз (плановый режим) и 21 – повторно. Количество мужчин и женщин также было равным – по 25 человек. Из 50 человек рекомендовано к сотрудничеству – 27, условно рекомендовано – 18, не рекомендовано – 5 (из которых 2 с выводом DI (ложь обнаружена), остальные 48 – NDI (ложь не обнаружена)).

Исследование

Для достижения цели перед проведением непосредственно ПФИ обследуемые проходили психологические тесты по методикам, наиболее часто используемым в психологической практике для выявления особенностей тревожности (см. выше).

Необходимо отметить, методика, разработанная Ч.Д. Спилбергером включает в себя две шкалы: личностную или ситуационную тревожность. Авторы исходили из предположения о том, что тревожность как индивидуальное свойство (личностная) не тождественна тревоге – психическому состоянию, которое сопровождает высшую нервную деятельность. Поэтому тест на ситуативную тревожность проводили дважды, сначала перед проведением предтестовой беседы, а потом – в самом конце обследования.

Полученный средний уровень тревоги в фоне в целом соответствует авторским данным. В частности, в тесте Тейлора среднее значение по всей выборке составило 17,58±1,00 балл. Учитывая, что в этом тесте предусмотрен коридор нормы от 5 до 25 баллов, видно, что наши данные почти точно ложатся в середину нормативного коридора, то есть тревожностные характеристики нашей выборки соответствуют популяционным. Зарегистрированные в ходе ПФИ данные подвергались экспертной – качественной и количественной оценкам. В основе анализа лежит предположение о том, что интенсивность психофизиологического ответа на предъявление неспецифического стимула, то есть его значимость, пропорциональна закономерности и казуальности возникшей на него реакции». Стимул значим и обусловлен предыдущим эмоциональным опытом индивида, если в ходе психофизиологического исследования реакции, возникающие в ответ на него, оказываются статистически значимо неслучайными. Такое определение, при всей его дискутабельности, обладает одним ценным свойством. Оно позволяет проводить количественную оценку значимости в терминах вероятности.[2].

Кроме психологических характеристик фиксировалась интенсивность (реактивность) кожно-гальванического рефлекса, при одинаковом для всех обследований усилении в 40 единиц и микроклиматических показателях. Интенсивность сигнала оценивали по пятибалльной шкале, исходя из следующих типов реакции:

1 – слабая (сигнал практически отсутствует, рис. 1);


2 – ниже среднего (сигнал присутствует, но не значительно, рис. 2);


3 – средняя (сигнал в пределах средней нормы, рис. 3);



4 – выше среднего (сигнал превышает средние нормы, рис. 4);



5 - высокая (сигнал значительно превышает средние нормы, рис. 5);

Интересно, что если обобщить данные оценивания величины КГР, то становится виден своеобразный эффект насыщения, а сама кривая имеет вид интегральной кривой Больцмана (как ее принято называть в естественных науках) или кривой Парето (выражаясь «гуманитарными» терминами).

В графическом виде полученные данные выглядят следующим образом (график.1):

Получается, что принципиальное значение для оценки значимости стимула играет не величина реакции как таковая, а, скорее, ее наличие или различимость. Фактически, это означает, что пятибалльная шкала в данном случае избыточна и было бы достаточно оценивать реакцию КГР по трем номинациям – «малозаметная», «отчетливая» и «выраженная».

Результаты

Вычисляем коэффициент линейной корреляции по Пирсону между шкалами личностной тревожности тестов Тейлора и Спилбергера. Корреляция есть, и она очень тесная - r(Tayl.,Spilb.)=0.80, р≤0.001. Раз так, для дальнейшего анализа достаточно оставить только шкалу Тейлора и искать связи только с ней.

Получается, что между результатами тестирования по Тейлору и оценками закономерности реакции в ПФИ тоже присутствует достоверная корреляционная связь: r(Tail.,Polygraph) = 0.58, p<0,001, что вновь свидетельствует о тесной связи. Общеизвестно, что при объемах выборки более 30 человек параметрические и непараметрические показатели связи численно близки, поэтому не имеет значения, каким способом расчета пользоваться. Это означает, что уровень личностной тревожности (и по Тейлору, и по Спилбергеру-Ханину) можно рассматривать в качестве предиктора достоверности результатов ПФИ, то есть чем выше уровень базальной тревоги, тем выше вероятность неслучайности значимости стимула при «лживом» ответе.

Если посмотреть динамику ситуативной тревожности на протяжении ПФИ (то есть за 2,5-3 часа взаимодействия в квазитерапевтической обстановке), то средние значения снижаются всего на 1,90 балла, с 44.24 до 42.34 баллов, и минимально приемлемого уровня достоверности в p<0.05 различия не достигают.


Выводы

1. Уровень личностной тревожности (и по Тейлору, и по Спилбергеру-Ханину) можно рассматривать в качестве предиктора достоверности результатов ПФИ, то есть чем выше уровень базальной тревоги, тем выше вероятность неслучайности значимости стимула при «лживом» ответе.

2. Подтверждается концепция, полагающая интенсивность электродермальной активности физиологическим индикатором тревожности. В то же время, количественно показано, что уровень тревожности может выступать психологическим предиктором ожидаемой «контрастности» и, как следствие, различимости реакций по каналу КГР.

3. Использование пятизначных ранжирований интенсивности КГР избыточно, т.к. не дает прироста разнообразия выводов ПФИ по сравнению с трехзначным ранжированием.

4. Значимого изменения уровня ситуативной тревожности в ходе ПФИ не происходит.


Ссылки: [1] Автореферат диссертации по теме "Психофизиологическая оценка уровня стресса", Шишкова Н.А. , Москва, 2004 г. [2] «Основные трудности и проблемы использования полиграфа в правоохранительной деятельности и кадровой работе и рекомендуемые пути их преодоления», Пеленицын А.Б., Сошников А.П., (Материалы международной научно-практической конференции "Актуальное состояние и перспективы развития метода инструментальная «детекция лжи» в интересах государственной и общественной безопасности", 2008 г.)



176 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все