top of page

Использование полиграфа в следственно-судебной практике


Эксперт 111 Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз МО РФ, руководитель отдела СПФИ ООО «Центр прикладной психофизиологии» («Национальная школа детекции лжи»)

Р.И. Абрамов

Выступление на конференции судебных экспертов-криминалистов, Уфа 2099 год


Использование полиграфа в следственно-судебной практике


Пояснительная записка

Ключевым процессом раскрытия и расследования преступлений (в равной мере - расследований и разбирательств любого рода, имеющих место во всех сферах человеческой деятельности) является процесс доказывания, сущность которого состоит в собирании, исследовании, оценке и использовании доказательств, а цель – в установлении истины по делу. Первоначальный этап, этап собирания доказательств предполагает проведение работы по обнаружению, фиксации, изъятию следов преступления (события), которые в криминалистике принято делить на материальные и идеальные. Изменения в неживой природе как форма отражения преступления чаще всего проявляются в виде материальных следов: отпечатков отдельных особенностей (преимущественно, внешнего строения) взаимодействовавших объектов (или их частей); повреждения, разрушения, деформации объектов; и т.д. Отражение преступления в живой природе (применительно к жизнедеятельности человека) происходит в виде образов события и обстоятельств преступления, формирующихся в памяти людей. По современным представлениям фиксация следов в памяти осуществляется в три этапа: вначале в иконической (сенсорной) памяти на основе деятельности анализаторов возникают сенсорные следы; затем информация, полученная посредством анализаторов, направляется в высшие отделы головного мозга, где происходит анализ, сортировка и переработка сигналов; на третьем этапе информация переводится в долговременную память. Идеальные следы, недоступные для непосредственного восприятия, познаются с помощью их материализации. Материализация идеальных следов происходит, как правило, в процессе общения участников уголовного судопроизводства с использованием вербальных и невербальных средств коммуникации.

Получение криминалистически значимой информации в ходе общения между субъектами уголовного судопроизводства сопряжено со значительными трудностями, поскольку само понятие «общение» многозначно. Невербальная коммуникация как составляющая общения предполагает непрерывную переработку информации, циркулирующей между субъектами. Речь идет о сложном процессе передачи, приема, интерпретации и преобразования информации, осуществляемом участниками уголовного судопроизводства с помощью несловесных средств общения. При этом по степени волевого участия субъекта в процессе передачи информации по несловесным каналам общения невербальные проявления личности можно классифицировать на произвольные и непроизвольные; по степени опосредованности восприятия информации, выраженной в невербальной форме, можно выделять информацию, получаемую участниками уголовного процесса с помощью органов чувств (и тогда речь идет об органолептических методах получения информации), а также информацию, получаемую с использованием специальных технических средств (и тогда речь идет об инструментальных методах получения информации).

Как известно из психофизиологии, совокупность образов, связанных с преступлением, образует в памяти человека прочный комплекс. Искусственная активация одного из элементов комплекса, независимо от воли субъекта, автоматически воссоздает в сознании все его элементы, что отражается на психофизиологическом состоянии и поведении человека. Поэтому психофизиологические реакции участников уголовного процесса, возникающие в связи с преступлением и его расследованием, являются важным источником криминалистически значимой информации. Получать данную информацию по невербальным каналам общения сотрудники правоохранительных органов могут самостоятельно, вне зависимости от личного волеизъявления обладателей информации, благодаря относительной простоте использования органолептических методов (несмотря на то, что эффективность их применения в определенной мере ограничивается чувствительностью сенсорных систем человека). Инструментальные методы, расширяя границы человеческого восприятия, дают возможность снизить уровень субъективизма при получении и анализе информации, выраженной в невербальной форме, однако возможность их использования на практике, как правило, обуславливается наличием у лица соответствующих специальных знаний. Одним из инструментальных методов получения информации по невербальным каналам общения является психофизиологический метод «детекции лжи» с применением полиграфа.

С точки зрения психофизиологии анализ механизма «внутренних» - скрытых от непосредственного восприятия процессов предполагает выявление их взаимосвязи с одновременно протекающими доступными для восприятия «внешними» процессами, в которых механизм «внутренних» процессов находит свое отражение, что позволяет исследовать их опосредованным образом, изучая «внешние» корреляты. Эффективность психофизиологического метода «выявления скрываемой информации» с применением полиграфа определяется существованием, так называемого, психофизиологического феномена, суть которого при использовании указанного метода заключается в том, что стимул (слово, предмет, фотография и т.п.), несущий человеку значимую в конкретной ситуации информацию о событии, образ которого запечатлен в его памяти, устойчиво вызывает физиологические реакции, превышающие реакции на предъявляемые в тех же условиях сходные, но не связанные с данным событием стимулы.

Психофизиологическое исследование с использованием полиграфа (далее – ПФИ) представляет собой процедуру применения специальных знаний в области полиграфологии, сопряженную с использованием технических средств, не наносящих ущерба жизни и здоровью людей, не причиняющих вреда окружающей среде, в ходе которой осуществляется анализ (оценка) динамики психофизиологических реакций обследуемого лица в ответ на предъявляемые стимулы, в определенном порядке подобранные и систематизированные. Целью ПФИ является проверка сообщаемой обследуемым лицом информации. Использование полиграфа позволяет отслеживать динамику психофизиологических реакций обследуемого на предъявляемые стимулы, поскольку компьютерный полиграф представляет собой аппаратно-программное средство, обеспечивающее перевод физиологических показателей активности дыхательной, сердечно-сосудистой системы, электрической активности кожи и т.д. в электрические сигналы, преобразуемые в физические величины, отображаемые в виде графиков. Психофизиологические реакции, отражающие значимость стимулов для индивида, являются «индикаторами» образов, сформировавшихся в памяти человека в связи с событием, послужившим поводом для проведения ПФИ. Выводы по вопросам, поставленным на разрешение полиграфолога, делаются на основе комплексного анализа полученных в ходе исследования данных.


АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СПФЭ В РФ

Примеров эффективного использования полиграфа в целях установления истины по уголовному делу в российской процессуальной практике немало, причем, она постоянно расширяется. Сегодня следователи прокуратуры, органов МВД России, и даже судьи все чаще прибегают к помощи специалистов-полиграфологов при расследовании уголовных дел. Заключения экспертов по результатам судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа в совокупности с иными доказательствами, собранными по делу, ложатся не только в основу обвинительных заключений, но и судебных решений.

Назначение и производство судебной психофизиологической экспертизы и такого ее вида, как психофизиологическое исследование с использованием полиграфа (далее по тексту — ПФИ), не противоречит действующему в России законодательству: во-первых, сущность ПФИ заключается в применении полиграфологом специальных знаний из ряда смежных областей науки и техники в целях решения вопросов, поставленных перед ним органом или лицом, такими знаниями не обладающим, а во-вторых, порядок появления новых видов экспертиз в России не определен. В ст. 57 УПК РФ указывается, что эксперт — это лицо, обладающее специальными знаниями, назначенное в установленном порядке для производства судебной экспертизы и дачи заключения. В ст. 195–207, 269, 282 и 283 УПК РФ, а также в Федеральном законе от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», нет ограничений, касающихся вида экспертиз. В каждом ведомстве, в структуре которого есть экспертные подразделения, нет ограничений, касающихся их видового перечня. В каждом ведомстве, в структуре которого есть экспертные подразделения, имеется перечень проводимых в данном ведомстве судебных экспертиз. Существование ведомственных документов не ограничивает возможности правоохранительных органов по назначению экспертизы, не включенной в соответствующий Перечень, с поручением ее производства лицу, обладающему, по мнению назначающего экспертизу, необходимыми специальными знаниями.

Освоение нового вида экспертизы – психофизиологической экспертизы с применением полиграфа началось в 1996 году, когда в Институте криминалистики ФСБ России была организована подготовка экспертов-полиграфологов по «Программе подготовки специалистов по опросам с использованием полиграфа (полиграфологов) для федеральных органов исполнительной власти, их подразделений, а также органов и учреждений прокуратуры Российской Федерации и стран-участниц СНГ» объемом 380 учебных часов. Обучение завершалось выдачей свидетельства на право производства экспертиз по специальности «специальные психофизиологические исследования с применением полиграфа».

В октябре 2002 года под эгидой Учебно-методического объединения образовательных учреждений профессионального образования в области судебной экспертизы (далее УМО «Судебная экспертиза»), базирующегося в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Саратовский юридический институт МВД России» (далее – СЮИ МВД России), была начата работа по изучению возможностей и перспектив становления новых экспертных специальностей, связанных с внедрением методов психологии и психофизиологии не только в оперативно-розыскную, но и в следственно-судебную деятельность.

В мае 2003 года приказом № 114 Министерства юстиции РФ в Перечень экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации, была включена психологическая экспертиза, при этом род экспертизы был определен как «психологическая», а экспертная специальность названа «Исследование психологии и психофизиологии человека». Таким образом, придание судебно-психологи­чес­кой экспертизе «официального статуса» предопределило возможность проведения ПФИ в судебно-экспертных учреждениях Минюста России в рамках судебно-психологических исследований.

В 2004 году в 111 Центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз МО РФ (в настоящее время – Главном государственном центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз МО РФ) было начато производство психофизиологических экспертиз с использованием полиграфа.

В январе 2005 года в штате ЭКЦ при ГУВД г. Москвы появился специалист-полиграфолог, а в конце 2006 года в ЭКЦ МВД Республики Татарстан в порядке эксперимента было создано подразделение по проведению судебных психолого-психофизиологических экспертиз.

Кроме того, в настоящее время психофизиологические экспертизы с применением полиграфа по уголовным делам, находящимся в производстве органов прокуратуры г. Москвы и Московской области, проводятся в АНО «Центр независимой комплексной экспертизы и сертификации систем и технологий». С осени 2007 года проведение психофизиологических экспертиз с применением полиграфа по заданиям правоохранительных органов, запросам юридических и физических лиц было начато в ООО «Центр прикладной психофизиологии» (г. Москва).

Реалии и перспективы использования полиграфа в судопроизводстве России предопределяют необходимость решения комплекса взаимосвязанных задач, касающихся:

1. Осуществления подготовки специалистов-полиграфологов на уровне, отвечающем потребностям следственно-судебной практики.

2. Унификации ведомственных методик производства ПФИ, а также разработки типовой экспертной методики по проведению данного вида исследований.

3. Организации адекватной специфике психофизиологического метода «детекции лжи» сертификации полиграфов.

В настоящее время можно считать решенной лишь первую из числа вышеуказанных задач. Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа», а также примерная дополнительная профессиональная образовательная программа профессиональной переподготовки специалистов для получения указанной квалификации были утверждены заместителем Министра образования Российской Федерации 5 марта 2004 г. и введены в действие Приказом Министерства образования России от 8 апреля 2004 г. № 1547. Во исполнение Приказа в целях обеспечения осуществления единой государственной политики в области дополнительного образования по заданию ЭКЦ МВД России была подготовлена программа переподготовки специалистов для выполнения нового вида профессиональной деятельности – проведения психофизиологического исследования с использованием полиграфа, которая в настоящее время успешно реализуется некоторыми вузами.

Однако, в связи с востребованностью ПФИ опасность привлечения к проведению экспертных исследований в период, когда новый вид экспертизы проходит этап своего становления, специалистов с низкой квалификацией, не обладающих знаниями в области теории судебной экспертизы, имеющих смутные представления о процессуальном порядке назначения и производства экспертиз, по-прежнему вызывает беспокойство.

Остро стоит вопрос о необходимости унификации ведомственных методик производства ПФИ. Методики проведения тестирования на полиграфе, являющегося основным этапом ПФИ, наработанные мировой практикой, общеизвестны и апробированы в России (речь идет о порядке использования специальных знаний их носителем при проведении исследования как такового). До настоящего времени отсутствовала методика производства ПФИ как система предписаний (категорических или альтернативных), регламентирующих выбор и порядок применения в определенной последовательности и в определенных (существующих или создаваемых) условиях способов и средств решения полиграфологом экспертных задач. В связи с этим, группой специалистов в области полиграфологии, теории и практики судебной экспертизы в 2005 году были разработаны Методические рекомендации по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа в ЦНКЭС, составной частью которых стала Видовая экспертная методика производства психофизиологического исследования с использованием полиграфа.

Данная Видовая методика отвечает требованиям к содержанию Типовой экспертной методики, подготовленным совместно ЭКЦ МВД РФ и РФЦСЭ при МЮ РФ и утвержденным Федеральным межведомственным координационно-методическим советом по проблемам экспертных исследований 18 ноября 1998 г. Она призвана обозначить общий порядок осуществления организационно-исследовательских действий специалистом-полиграфологом не только при производстве экспертиз по заданию правоохранительных и судебных органов, но и при проведении ПФИ по заявкам иных органов, юридических и физических лиц.

Очевидно, что в методиках, определяющих схему действий эксперта, в полном объеме невозможно изложить научно-методические основы производства того или иного рода (вида) экспертиз, содержание которых, как правило, раскрывается в учебниках и монографиях. Вместе с тем, думается, что подобные методики должны предельно точно отражать профессиональный «стандарт качества» в форме, доступной для восприятия лицами, не являющимися специалистами в соответствующей области знания. Поэтому работа по оптимизации Видовой экспертной методики производства психофизиологического исследования с использованием полиграфа в настоящее время продолжается.


ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ВИДОВОЙ МЕТОДИКИ

1.3. ПФИ, в зависимости от подлежащих решению задач, может проводиться:

·  при осуществлении оперативно-розыскной деятельности в соответствии со ст.6 Федерального закона от 12 августа 1995 г.144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», а также иными требованиями законодательства Российской Федерации, регламентирующего данный вид деятельности;
·  при осуществлении судопроизводства в соответствии с требованиями процессуального законодательства Российской Федерации;
·    при регулировании трудовых и иных, непосредственно связанных с ними, отношений на основании положений главы 14 Трудового кодекса Российской Федерации от 30 декабря 2001 г.197-ФЗ в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации, регламентирующего данную сферу.
  1.4. В соответствии с действующим процессуальным законодательством полиграфолог может участвовать в судопроизводстве в качестве специалиста или эксперта.

Организационное обеспечение ПФИ на всех стадиях его проведения осуществляет Инициатор.

Инициатор в порядке, предусмотренном действующим законодательством, предоставляет полиграфологу информацию и материалы, необходимые для проведения ПФИ, характер и объем которых определяет полиграфолог. Сроки проведения ПФИ определяются полиграфологом совместно с Инициатором с учетом времени, необходимого для подготовки и проведения ПФИ. На Инициатора возлагается обязанность по обеспечению прибытия лица, в отношении которого планируется проведение ПФИ, в установленное время и место.

2.2. ПФИ проводится на русском или ином, по выбору обследуемого лица, языке. При необходимости Инициатор привлекает к проведению ПФИ переводчика.

2.3. Решение о присутствии в помещении, в котором проводится ПФИ, других лиц кроме полиграфолога и обследуемого лица принимается полиграфологом совместно с Инициатором в соответствии с требованиями действующего законодательства.

2.4. ПФИ осуществляется в добровольном порядке после получения от лица, подлежащего обследованию, письменного согласия на участие в ПФИ, зафиксированного в его заявлении, составленном в присутствии полиграфолога по рекомендуемым формам; при необходимости после проведения ПФИ допускается получение от обследованного лица заявления об отсутствии претензий в связи с проведением в отношении него ПФИ (см. Приложения 1 и 2.)

2.7. ПФИ не проводится:

· в отношении лиц моложе 14 лет (обследование лица старше 14 лет, но не достигшего 18-летнего возраста, проводится только при наличии письменного согласия законного представителя этого лица; при проведении ПФИ в отношении несовершеннолетнего, не достигшего возраста 16 лет, участие педагога или психолога обязательно);

· при физическом или психическом истощении субъекта;

· при наличии у субъекта психического заболевания или расстройства, а также в случае обострения заболевания, связанного с нарушением сердечно-сосудистой или дыхательной деятельности;

· регулярного употребления лицом наркотических средств или сильнодействующих лекарственных препаратов;

· нахождения обследуемого в состоянии алкогольного или наркотического опьянения;

· наличия данных о беременности;

· в целях прогнозирования действий обследуемого лица или его намерений, не подкрепленных конкретными действиями;

· в случае, если полиграфолог находится в служебной или иной зависимости от обследуемого лица, а также при наличии иных обстоятельств, дающих основание полагать, что полиграфолог лично, прямо или косвенно, заинтересован в не объективном исходе ПФИ.

2.8. При необходимости ПФИ может быть проведено комиссией полиграфологов. Комиссионный характер ПФИ определяется Инициатором либо руководителем ЦНКЭС.

2.9. При проведении ПФИ может осуществляться аудио-, видеозапись в установленном действующим законодательством порядке.

Экспертные задачи:

1. Вынесение суждения о степени информированности обследуемого лица о событии (его деталях), послужившем поводом для проведения психофизиологического исследования.

2. Вынесение суждения об обстоятельствах получения обследуемым лицом информации о событии (его деталях), послужившем поводом для проведения психофизиологического исследования.


Экспертные задачи могут быть определены в форме вопросов следующего содержания:

1. Выявляются ли в ходе психофизиологического исследования с использованием полиграфа реакции, свидетельствующие о том, что гражданин(ка) - Ф.И.О. располагает информацией о деталях случившегося?

2. Вследствие отражения каких обстоятельствах могла быть получена обследуемым лицом эта информация? Могла ли она быть получена в момент события?


1. Формулирование выводов.

В компетенцию полиграфолога входит формулирование вывода о степени информированности обследуемого лица о событии или его деталях, интересующих инициатора ПФИ, обусловленной наличием (отсутствием) в памяти человека образов, сформировавшихся в связи со случившимся. Данный вывод по форме может быть категорическим, однозначным, безусловным. Поскольку его правильное истолкование без использования специальных знаний в области полиграфологии затруднительно, полиграфолог также должен вынести суждение об обстоятельствах получения обследуемым лицом информации о событии, послужившем поводом для проведения ПФИ. При этом вывод полиграфолога может быть либо категорическим условным, либо вероятным. Поскольку число возможных вариантов расследуемого события не является конечным, а данные, содержащиеся в материалах дела, используемые при проведении ПФИ, преимущественно, нельзя считать доказанными, вывод об обстоятельствах формирования в памяти человека образов, связанных с событием, послужившим поводом для проведения ПФИ, следует давать в вероятной форме. При наличии достаточных данных может быть сформулирован категорический вывод о существовании (отсутствии) причинной связи между идеальными следами и обстоятельствами, повлекшими их образование, который в любом случае является условным и должен включать ссылку на то, что сделан он с учетом данных, содержащихся в материалах дела, либо сообщенных полиграфологу обследуемым лицом.

Формулирование вывода о существовании события либо отдельных обстоятельств преступления в компетенцию полиграфолога не входит, т.к. в соответствии со ст.74 УПК РФ заключение специалиста (заключение эксперта) – это источник сведений, на основе которых наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, устанавливают суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ.

Вывод полиграфолога может быть сформулирован следующим образом: в ходе проведенного исследования были выявлены психофизиологические реакции, свидетельствующие о том, что гражданин(ка) – Ф.И.О. располагает информацией о деталях случившегося, которая, вероятно, была получена им(ей) в момент события вследствие отражения ниже перечисленных обстоятельств (указывается перечень обстоятельств).

Правила проверки и оценки доказательств, закрепленные действующим законодательством, не позволяют придавать информации, полученной из какого бы то ни было источника, приоритетное значение, процессуальная оценка заключения эксперта-полиграфолога является прерогативой уполномоченного на то лица - дознавателя, следователя, прокурора или суда.

Подводя итог изложенного, можно заметить, что полиграф, разумеется, ни «детектором лжи», ни «детектором правды» не является. Речь идет об одном из множества технических средств, неумелое использование которого способно сыграть негативную роль независимо от причин и обстоятельств применения, тогда как специалист этот же прибор может использовать в качестве «фонарика», чтобы осветить труднопреодолимые участки на пути установления истины по уголовному делу…











Приложение к письму Генеральной прокуратуры России (исх. № 28-15-05 от 14.02.2006 г.) Обобщение практики использования возможностей полиграфа при расследовании преступлений

Правоохранительные органы ведут постоянную работу по внедрению в следственную практику криминалистических средств, способствующих свое- временному раскрытию преступлений и формированию доказательственной базы по уголовным делам. В последние годы следственные и оперативные органы все чаще стали обращаться к возможностям полиграфа (детектора лжи, «лай-детектора»), используемого более полувека во многих странах мира. Управление криминалистики Генеральной прокуратуры Российской Федерации на основе анализа информации из прокуратур субъектов Россий- ской Федерации провело обобщение практики использования полиграфа при расследовании преступлений. Обобщение показало, что полиграф стал применяться не только при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, но и для получения новых доказательств путем производства психофизиологических исследований в виде заключения эксперта или специалиста. Опросы, в основном, проводятся специалистами-полиграфологами, состоящими в штате органов внутренних дел. Экспертизы назначаются и производятся в подразделениях МВД России и в экспертных учреждениях Минюста России, а также нештатными экспертами.

Одним из показательных примеров использования полиграфа при раскрытии преступления является расследование уголовного дела по факту убийства Захаровой Н. (Амурская область). Труп жительницы г. Шимановска с признаками насильственной смерти в виде двух проникающих колото-резаных ранений обнаружен 19 апреля 2004 г. на берегу реки Пера. На основании данных осмотра места происшествия следствие выдвинуло версию о том, что место обнаружения трупа являлось лишь местом его сокрытия. Был произведен осмотр жилища потерпевшей, в ходе которого между половицами пола и на вещах обнаружены следы вещества бурого цвета. До исчезновения Захарова Н. сожительствовала с Бакановым Ю., который характеризовался как агрессивный и жестокий человек. Баканов показал, что Захарова уехала в неизвестном направлении, а он в интересующее следствие время находился у знакомых. После того как в результате проверки следственным путем алиби подозреваемого не подтвердилось, а местонахождение его брата (совершившего данное преступление - в соответствии с измененными показаниями Баканова) установить не удалось, было принято решение при проверке Баканова на причастность к убийству использовать более широкий комплекс мероприятий, в том числе провести опрос с использованием полиграфа. Его применение превзошло все ожидания. Результаты указывали на то, что Баканов может быть причастен к совершению еще ряда аналогичных преступлений. Полученная информация послужила импульсом для дальнейшей работы следственной группы. Итогом кропотливого труда явилась добыча неоспоримых доказательств умышленного причинения смерти Бакановым своему отцу, находившемуся в розыске как без вести пропавшее лицо, сожительнице, а также знакомым Барсукову и Горпанюку. Приговором Амурского областного суда от 10 мая 2005 г. Баканов признан виновным во всех инкриминируемых ему преступлениях и приговорен к длительному сроку лишения свободы.

В случаях отсутствия подозреваемых по уголовным делам планомерно устанавливаются и проверяются следственно-оперативным путем лица из окружения потерпевшего, подучетный контингент, проживающий в районе совершения преступления, а также проводятся другие мероприятия. Так, при обнаружении с признаками насильственной смерти трупов Дыдяна и Смирнова (Читинская область) на опрос с использованием полиграфа по определению владения какой-либо информацией об этом преступлении доставлялись знакомые погибших. Вывод, сделанный специалистом после беседы с одним из них - Молоковым, свидетельствовал об обладании информацией по существу значимых деталей события преступления. В по- следующем причастность Молокова к убийству была подтверждена процессуальным путем.

По уголовному делу об убийстве стрелка ВОХР Метуданова С., труп которого с огнестрельным ранением в голову был обнаружен в помещении ЗАО «Шрея-Корпорейшн» (Республика Бурятия), с использованием полиграфа опрошены все работники предприятия. При проведении опроса водителя Зарубина В. получена информация о том, что он с высокой степенью