Немного о страхе, фобии, их различии


Упоминая в разговоре понятие «фобия» иногда невольно происходит замещение этого понятия на слово «страх». Слово страх привычнее для нашего слуха, нежели фобия, которая автоматически наделяется неким отклонением в психике, в поведении человека. Есть ли в этом основание с точки зрения научного понимания этих двух феноменов?

Фобия - это тревожное расстройство, которое всегда сопровождается страхом. При наличии фобического расстройства, человек начинает избегать тех ситуаций или объектов, которые вызывают у него интенсивный страх. Примеров тому масса: страх полетов, высоты, змей и т.д. Так в чем же тогда разница, между страхом и фобией? Вывод напрашивается сам по себе. Если я чего-то боюсь, то это просто страх, если боюсь, но при этом еще и избегаю чего-то или кого-то, то это фобия.

Изучение фобий началось на стыке 19-20 веков. Фрейд описал фобический невроз. В своей работе «Анализ фобии пятилетнего мальчика» одной из забав мальчика по имени Ганс, была игра с отцом в лошадки. Гуляя, ребенок увидел падение настоящей, живой лошади. Изрядно испугавшись увиденного, ребенок попросту стал избегать встреч с этими животными, что как вы понимаете, было сделать довольно трудно, учитывая время, где одним из видов передвижения были как раз таки именно лошади. Фрейд, размышляя над этим происшествием, сделал вывод о том, что за таким проявлением фобического избегания, стоит ни что иное, как страх кастрации. Он считал, что у ребенка начинает проявляться влечение к матери и соответственно страх перед отцом. В такой период, фобия может являться тем самым барьером, защитным механизмом, которая будет неким буфером, в возможном конфликте с отцом.

В это же время бихевиористы развивали знания в психологии путем эксперимента. Джордж Бродес Уотсон со своей ассистенткой – Розали Рейнер провели эксперимент, при помощи которого сформировали искусственным путем фобию девятимесячному ребенку. Суть эксперимента: мальчику предъявляли белую крысу, фоном шли громкие неприятные звуки. В результате, помимо формирования избегания белой крысы, ребенок так же испытывал страх перед другими мягкими и пушистыми объектами.

Данный эксперимент явно показал, что для формирования фобии было достаточно условных и безусловных раздражителей, а именно: крыса, условный раздражитель, а громкий и неприятный звук - безусловным. Потому как громкий звук, к тому же неприятный, это безусловный раздражитель для человека. Если вы идете по улице и, например, у мимо проезжающей машины лопнет колесо с характерным громким звуком, вы инстинктивно среагируете на телесном уровне.

Подытоживая историю возникновения изучения феномена фобий, скажу: в сороковых годах 20-го века, они были внесены в реестр международной классификации болезней, а в шестидесятых были выделены отдельным кластером – агорафобия, социальная и специфическая фобия.

Поговорим о них.

Агорафобия является частым спутником панических атак. Дело в том, что нынешняя трактовка, которая «гуляет» по интернету, не совсем верна. Это не столько боязнь открытых пространств, сколько страх именно оказаться вдали от дома, там, где не будет никого, и тем самым можно не получить помощи от людей. Вот именно так правильно должна трактоваться агорафобия. Именно поэтому она и является спутницей панических приступов, страх того, что мне станет плохо, а рядом лишь пространство, без людей, а значит и без оказания помощи от них.

Социальные фобии, наверно самые неприятные, сложные, которые очень сильно влияют на качество жизни человека, испытывающего их. Главным лейтмотивом данного вида фобии, является угроза личностному «Я». Соответственно происходит обеднение социальной жизни и оскудение выбора социального взаимодействия. Качество жизни из-за этой формы, крайне негативное. Попробуйте себя успешно развить, раскрыться, проявить, при такой ограниченной форме существования.

Ну и наконец, третий кластер – специфические фобии, это то разнообразие страхов и избегания ситуаций, которое больше всего знакомо простому обывателю. Правда внутри группы идет еще одно деление, а именно: фобии животных, природных явлений, медицинского вмешательства и особых ситуаций.

Возникает вопрос, почему одни люди подвержены фобическим расстройствам, тогда как другие, вообще никогда ничего подобного не испытывали и вряд ли испытают? Во-первых, так как мы биологический вид, то нельзя не учитывать этот фактор. Лабильность нервной системы, ее высокое проявление, есть не что иное, как нейротизм. Свойство, черта характера, которой присуща повышенная тревожность, эмоциональная неустойчивость, возбудимость, беспокойство. Именно люди с такой психофизиологической характеристикой, подпадают в группу риска. Вообще наша лимбическая система, эмоциональный мозг, крайне капризная "дама". Например, человек, страдающий фобией, столкнувшись с фактором, который его пугает, испытывает активацию на уровне определенных нейроанатомических структур ( амигдала, островковая кора (инсула), передняя поясная, префронтальная, орбитальная кора). Так вот, именно эти участки активируются значительно сильней у людей с фобическим расстройством.

Так же стоит отметить и людей, входящих в группу риска, которые имеют ошибки в мышлении, то есть психологически уязвимые. В эту группу я отнес бы психотипы невротической триады – психастеники, астеники, сензитивы. Особенно психастеники, с их, непревзойденной психологически умственной жвачкой, постоянно размышляющих по типу: « а вдруг…». Перфекционисты тоже в группе риска. Эти сотоварищи делят мир на черное и белое. И если что-то пошло не так, сделано не идеально, будет считаться провалом.

Ну и в-третьих, окружение, микро и макро социум. Представьте себе маленького ребенка, который наблюдает такие реакции у значимого взрослого. Естественно это станет для него основной формой поведения, будет скопировано и адаптировано как единственно правильная реакция. Ну а макро, это СМИ, интернет, где нам вещают о кризисах, пандемиях и т.д.

Сами фобии, которые могут быть у определенного слоя населения людей, между собой будут разниться. Если одни переживают их интенсивно, ярко, как говорится в полный рост, то у других такие переживания будут менее насыщенными и справляться с ними будет легче.

Осмелюсь предположить, что некоторые люди «докручивают» для себя этот феномен. Поясню. Мы продукт эволюции, все, что мы имеем на сегодняшний день, в себе, в роду, это то, что должно было помочь нам выжить, как виду. По сути своей, фобия это то, что должно было нас отчего-то огородить, потому как, в саму фобию, включен изначально страх. Думаю, было не лишним, нашему древнему предку, бояться, ну например змей, пауков, других прелестей жизни. Это заложено в человеке с рождения. Как объяснить, например тот факт, что заяц инстинктивно знает, кого бояться? Его же мама зайчиха не обучала, приговаривая: «Зайчонок, малыш, вон видишь ту рыжую, сторонись ее?» То есть, по сути, эволюция каждому виду уже вложила то, что поможет ему выжить, сохранить вид. У людей происходит то же самое. Например, определенная категория людей боится пауков, при всем притом, что эти милые создания ничего, плохого не сделали для них. Поэтому фобическое поведение можно рассматривать как адаптивное. Симпатическая нервная система моментально будет включаться в тот момент, когда человек для себя решит, его мозг, что ему угрожает опасность.

Приведу такой пример. Когда мы испытываем стресс, например тот же страх, или кто-то с угрожающим видом двигается на вас, то в такой момент, как правило, холодеют конечности – стопы, ладони. Даже выражение есть такое: «от страха кровь стынет в жилах». Так вот, давайте вернемся к нашим древним предкам и представим, что ты идешь охотиться, если повезет, в худшем случае кто-то начнет охотиться на тебя, кушать хочется всем. По-тогдашнему дресс-коду, у нашего предка из одежды, возможно, какая-то шкура, естественно hautecouture, да палка с наконечником из камня. Ни тебе пинеток на ногах марки Newbalance, ни куртки утепленной Aeronautica, короче, полный трэш. И вот пойдя на охоту, так случилось, что объектом охоты стал сам человек. Описывать те чувства, когда за тобой на всех парах мчит какая-то годзила, не буду. Теперь к сути. Под ногами не плитка, не автобан, нет, только сучья, камни, осколки скаловых пород. Вспомните свои ощущения, когда вы на пляже из гальки и пытаетесь дойти до воды? Приятного мало, правда? А тут надо не аккуратно переступанием двигаться, а так, чтоб пятки сверкали. Вот мы и подошли к главному, к пяткам, стопам. В таких условиях жизни, в момент опасности, была велика вероятность поранить ноги, руки. А дальше что? Травмпунктов нет, жгутов тоже, "зеленки" с йодом, тоже. То есть человек запросто мог погибнуть, от потери крови, от сепсиса и т.д. Поэтому эволюция предусмотрела сей факт и в момент опасности, когда организм мобилизуется, кровь оттекает от конечностей, но зато насыщает сердце, легкие, мышцы. Бей, Беги, Затаись - базовые функции ретикулярной формации (рептильный мозг). Так вот, жизнь стала другой, той опасности нет и в помине, есть медицина, есть аптеки, есть обувь, дороги асфальтированные, но инстинкты-то остались прежними? И когда мы видим угрозу, пусть даже и мнимую, в виде ссоры с коллегой по работе, или еще где, запускается все тот же древний механизм. Все старо как мир.

Например, у ПТСР есть схожая симптоматика с фобией. Возьмем такой опыт, что человеку пришлось пережить теракт, либо его взяли в заложники, или было насилие сексуального толка, что происходит потом? Происходит избегание стимула, стимула, который сопряжен с психической травмой. У фобии механизм тот же, но при фобии запуском будет объект, с которым вновь столкнулся человек, переживания могут так же возникнуть и в воображении, а при ПТСР, они не контролируемы, могут быть спонтанными, в виде вспышки, то есть извне может и не быть провокации.

Трудность борьбы с фобическими проявлениями заключается в том, что, как правило, сам человек избегает ситуаций, которые когда-то стали триггером для него. Медикаментозно это лечится антидепрессантами и транквилизаторами. Если же говорить о психотерапии, то с этим хорошо работает КБТ и Систематическая десенсибилизация. Сами методы не буду описывать, они довольно известны в практике.

Олег Ильин

0 просмотров0 комментариев